Странный союз Горького и актрисы Марии Андреевой

Вниз

Stevie


Странный союз Горького и актрисы Марии Андреевой
Актриса Мария Андреева в течение семнадцати лет была гражданской женой пролетарского писателя Максима Горького. Их союз выглядел странно. Она - утонченная дворянка. Он - выходец из простой и бедной семьи.

Звезда сцены


Они были одногодками: оба появились на свет в 1868 году. Только Алексей Пешков, прославившийся как Максим Горький, родился в семье мещан и рано осиротел. Его воспитала бабушка. А Мария Юрковская, позже взявшая псевдоним Андреева, была дочерью главного режиссера Александрийского театра.

С детства она отличалась красотой и изяществом. Современники прямо-таки рассыпались в комплиментах ее золотым волосам, живым глазам и гибкой фигуре. Понятно, что при таких внешних данных и при таком происхождении ничто не мешало дебюту Марии на театральной сцене. И он прошел с успехом.

Дальше было выгодное замужество: ее супругом стал действительный статский советник Андрей Желябужский (от его имени и происходит артистический псевдоним звезды сцены). Мужчина был богат, успешен и старше супруги почти на двадцать лет. От него актриса родила двух детей: дочь и сына.

Супруг обладал мягким характером, что совершенно не мешало ему «ходить налево». Брак, и так не особенно счастливый, дал трещину. Вот как об этом говорила сама Андреева: «Еще в 1896 году я перестала быть женою Андрея Алексеевича Желябужского. Причины нашего разрыва были на его стороне. Я сказала ему, что соглашаюсь жить с ним в одном доме как мать своих детей и хозяйка - ради детей».

Впрочем, Мария Федоровна не особенно расстраивалась по этому поводу. Она купалась в лучах актерской славы, была одной из любимых артисток Константина Станиславского - основателя Московского художественного театра (в будущем - МХАТ). Публика рукоплескала ее игре в пьесах Островского и Шекспира.

И лицедействовала бы спокойно звезда на подмостках великого театра, если бы политическая реальность в стране не начала стремительно меняться. В воздухе стали витать левые идеи. Как ни парадоксально, ими иногда заражались те, кто, по идее, не должен был питать симпатий к социализму.

«И странно мне, что он чертыхается»


Одним из таких людей был миллионер и меценат Савва Морозов. Этот владелец ткацких и химических фабрик жертвовал кучу денег МХАТу. И это понятно, поскольку Морозов - тонкий ценитель искусства. Но также он давал деньги партии большевиков.

Мария Андреева был его любовницей. И кем-то вроде связного между храмом искусства и богачом. Через актрису театр получал очень приличные деньги. Станиславский даже как-то обидел Андрееву, назвав ее «полезной» артисткой. Вскоре она нашла еще одно применение своим деловым качествам.

В 1900 году МХАТ показывал чеховскую «Чайку» в Ялте. В гримерку к актрисе зашел выразить восхищение автор пьесы. Его сопровождал Максим Горький.

Вероятно, к этому времени Андреевой уже наскучили богачи. Она мечтала о «настоящем» мужчине. И Горький, как никто, соответствовал ее новому идеалу. Выходец из низов, талантливый, снискавший популярность поборник левых идей, мечтавший переделать человечество. Какой там Желябужский, какой там Савва Морозов...

Андреева вспоминала о встрече с Горьким: «Черт знает! Черт знает, как вы великолепно играете, - басит Алексей Максимович и трясет меня изо всей силы за руку (он всегда басит, когда конфузится). А я смотрю на него с глубоким волнением, ужасно обрадованная, что ему понравилось, и странно мне, что он чертыхается, странен его костюм, высокие сапоги, разлетайка, длинные прямые волосы, странно, что у него грубые черты лица, рыжеватые усы. Не таким я его себе представляла.

И вдруг из-за длинных ресниц глянули голубые глаза, губы сложились в обаятельную детскую улыбку, показалось мне его лицо красивее красивого, и радостно екнуло сердце».

Горький в тот момент, как и Андреева, состоял в браке и, как и она, имел двух детей. Его супругой была Екатерина Пешкова - во всех отношениях замечательная женщина. Позже она возглавляла Политический Красный Крест - единственную правозащитную организацию в сталинском СССР. Горького всегда тянуло на аристократок: жена, как и Андреева, была дворянского происхождения. Но куда ей было до звезды Художественного театра!

«Товарищ феномен»


С 1904 года Горький и Андреева стали жить открыто. Впрочем, Мария Федоровна никогда не скрывала своих романов. Отношения с Морозовым она также делала достоянием общественности.

В это время дела Саввы Морозова - главного спонсора партии Ленина - пошли под откос. Семья фабриканта, придя в ужас от сумм, которые он жертвовал, фактически отстранила его от дел, признала не вполне вменяемым и отправила лечиться за границу, где он и покончил с собой. После его смерти Андреева получила 100 тысяч рублей по страховому полису, который Савва Тимофеевич оформил на ее имя. Изрядная часть этой суммы пошла большевикам. Не зря Ильич дал актрисе партийную кличку «товарищ Феномен».

Союз Горького с Андреевой выглядел счастливым и гармоничным. И дело было не только в чувствах: Алексей Максимович получал большие гонорары за публикации, а Мария Федоровна отлично умела распоряжаться деньгами, взяв все его дела в свои руки. Благодарный писатель называл любимую «благородной Марусей», она его - «Мой милый ангел».

В середине 1900-х писатель, уставший от преследований со стороны российских властей, решил уехать за границу. С ним отправилась и Андреева. Они облюбовали уютную виллу на острове Капри. Ради этого ей пришлось покинуть театр.

Впрочем, роль секретаря «Милого ангела» пришлась Андреевой по душе. Высокообразованная женщина, она взяла на себя не только материальные дела Горького, но и его переписку, переводы произведений на иностранные языки. Андреева заботилась о здоровье Алексея Максимовича, который с молодости страдал туберкулезом, мало ел и много курил.

Революционер Николай Буренин вспоминал: «Она следила за тем, чтобы, когда он говорил, никто зря в разговор не вмешивался. Следила, как и что он ел, так как он норовил ничего не взять в свою тарелку, как-нибудь схитрить и не съесть, что ему полагалось».

Роман с ГПУ


Однако со временем отношения ухудшились. Причин было несколько, в том числе разногласия относительно личности Ленина, который дважды гостил на Капри. Андреева воспринимала будущего вождя мирового пролетариата восторженно, а Алексей Максимович однажды начал сомневаться в его доброте и гуманизме.

В 1913 году Мария Федоровна вернулась в Россию одна. Она пыталась вернуться на сцену - на этот раз без особого успеха. Впрочем, финансовые дела Горького по-прежнему были в ее руках. К тому же очень скоро Алексей Максимович воссоединился с «благородной Марусей» еще на пять лет. Но былые чувства к нему не вернулись: в петербургской квартире, где жили Горький и Андреева, поселилась и молодая любовница писателя - Мария Будберг-Закревская.

Последним общим делом бывших гражданских супругов стала Оценочно-антикварная комиссия, созданная в 1919 году. Этот орган занимался «сортировкой» ценностей, отнятых у церкви и богачей. Конечно, оценкой занималась главным образом Андреева, именно она руководила группой экспертов. О ее деятельности в этой роли остались самые противоречивые отзывы.

После расставания с «буревестником революции» Мария Федоровна сошлась с молодым сотрудником ГПУ Петром Крючковым, который в течение некоторого времени вел издательские дела Горького. В 1938 году его расстреляли - он якобы по заданию Ягоды участвовал в убийстве пролетарского писателя.

Но Андреева рассталась с Крючковым еще в 1920-е годы. При советской власти непотопляемая Мария Федоровна занимала видные административные должности и была награждена орденами Ленина и Трудового Красного знамени. Она скончалась в конце 1953 года, пережив Горького на семнадцать лет.

Вверх