Чумной Форт - секретное биологическое оружие России

Вниз

Support


Чумной Форт - секретное биологическое оружие России
Считается, что бактериологическое оружие начали разрабатывать в разных странах почти одновременно - в середине 1920-х годов. Но почему же тогда разговоры о его запрете впервые прозвучали еще в 1907-м?

Форт «Александр I»


Конец XIX века ознаменовался небывалым прорывом в медицине. Был выявлен возбудитель страшнейшего недуга чумы (Yersinia pestis) и разработана эффективная вакцина. Исследовательские лаборатории возникли по всему миру, но почти все они были частными. Лишь в Англии это дело сразу же было поставлено на государственный уровень.

Некоторые британские лаборатории взяли под свой контроль военные. Официальная причина -чтобы создавать средства защиты и профилактики для колониальных войск. Но, возможно, и для другой цели - приспособить «укрощенных» возбудителей смертельных болезней для удара по противнику. Такую версию высказывали германские газеты перед Первой мировой войной. Сами немцы тоже вели изыскания в этом направлении.

Британцам было не привыкать использовать против своих оппонентов своеобразное «бактериологическое оружие». Они еще во время Семилетней войны продавали индейцам одеяла, зараженные оспой. Правда, и русским войскам доводилось останавливать противника, подбрасывая на его пути зачумленные трупы (в 1710 году во время войны со шведами).

В России хватало естественных очагов распространения чумы, но хватало и талантливых ученых. Наша школа эпидемиологии была, пожалуй, сильнейшей в мире. Еще в 1890 году по инициативе принца Александра Ольденбургского был открыт Императорский институт экспериментальной медицины (ИИЭМ). Через восемь лет при нем основали так называемую «Противочумную станцию».

Станцию сразу поставили на военное положение. И место выбрали соответствующее - форт «Александр I», прикрывавший южный фарватер Финского залива. Он был построен в 1838-1845 годах, но уже через 25 лет утратил оборонное значение. Теперь его уступили военным медикам и прозвали Чумным фортом.

«Микроб» на посылках


Двухэтажный снаружи, форт имел внутри три этажа. Здание было симметрично разделено на две половины - карантинную и общую. В первой располагались лаборатория, операционная, помещения для подопытных животных. Здесь также находились кремационные печи для утилизации биологических отходов и стерилизатор. Во второй - прачечная, баня, кухня, электрическая станция, комнаты для врачей и персонала, столовая, библиотека.

В форте, охраняемом жандармерией, действовала строгая система карантинов и увольнений в город. Технологии переработки и уничтожения отходов мало отличались от современных: спецодежда, маски, перчатки, система вентиляции, дезинфекции и стерилизации.

Лаборатория была рассчитана на 30 врачей и несколько десятков человек обслуги, но постоянно там работали 5-6 докторов. Те, кого привлекали на временной основе, имели доступ не ко всем помещениями и давали строгие подписки.

Связь с внешним миром осуществлялась с помощью одного-единственного суденышка - парохода с говорящим названием «Микроб». Членам команды запрещалось сходить на пристань форта: погрузку и разгрузку осуществляли жандармы. Зимой для редких поездок в город использовали сани.

Официальной целью существования лаборатории были разработка препаратов против бубонной чумы и производство уже известных вакцин. Но поговаривали, что на островке у финского побережья существует еще одна лаборатория, связанная с Чумным фортом.

Опыты с риском для жизни


Между тем и в официальной лаборатории происходили странные вещи. В 1903 году заболел легочной чумой (она в десятки раз заразнее бубонной) доктор Турчинович-Выжникевич. Он заразился, производя опыты по инфицированию животных через дыхательные пути распыленными культурами, что весьма странно для опытов с бубонной чумой. Лечение результата не дало: инкубационный период был очень коротким, а течение болезни слишком стремительным.

В день смерти доктора симптомы легочной чумы обнаружились у фельдшера Поплавского - он ухаживал за больным. Ему сразу ввели сыворотку и смогли вылечить. Спустя три года заразился доктор Шрейбер. Он работал над определением бактерийной массы и, вероятно, стал жертвой собственной небрежности. С лечением опоздали, и сыворотка не помогла. Впрочем, сам Шрейбер почему-то был уверен, что она в его случае и не поможет.

Все это похоже на эксперименты по усовершенствованию штамма возбудителя чумы и его искусственному распространению. Официально лаборатория работала с бубонной чумой, а тайно - с легочной.

Легочная чума гораздо опаснее бубонной. Без лечения смертность достигает 100%. Скрытый период развития болезни короткий - от шести часов. Симптомы появляются неожиданно и их трудно отличить от симптомов других инфекционных заболеваний.

Но самое главное, что штамм легочной чумы гораздо больше подходит в качестве оружия массового поражения, чем штамм бубонной.

Подозрения англичан


Нет доказательств, что русская армия получила какое-либо подобие биологического оружия. То же самое можно сказать о британцах и немцах. В первую очередь это связано с тем, что никак не удавалось решить вопрос со средствами доставки зараженной культуры: при взрыве обычного снаряда бактерии, естественно, погибнут.

Тем не менее английская разведка располагала данными, что именно в России и Германии почти одновременно изобретен способ, позволяющий распылять зараженную культуру с большой дистанции. В Лондоне считали, что русские разработали специальный боеприпас, а немцы - систему аэрозольного распыления.

Между прочим, члены российской делегации на Гаагской конференции по разоружению в 1907 году поднимали   вопрос о запрете использования в военных целях биологических и химических материалов. Представители большинства стран ничего не поняли, а британский делегат в кулуарах предложил заниматься «реальным разоружением, а не беллетристикой в духе Жюль Верна». В том же стиле высказался и немец. Видимо, только они трое и понимали, о чем речь, но надеялись довести разработки до совершенства и получить стратегическое преимущество.

В 1910 году в Маньчжурии, в зоне отчуждения КВЖД, неожиданно вспыхнула эпидемия легочной чумы. Болезнь протекала стремительно, стандартные сыворотки не помогали, а лишь продлевали жизнь, смертность составляла 100%. Ответственность за это возложили на антисанитарию среди китайских рабочих. Разбираться с эпидемией из Санкт-Петербурга были командированы в составе целой экспедиции доктора Заболотный и Падлевский, работавшие в... Чумном форте. С их приездом эпидемию удалось побороть.

Между прочим, рабочие, заболевшие первыми, разбирали старые железнодорожные склады, проданные российским оборонным ведомством за ненадобностью. Возможно, что со времен Русско-японской войны там оставались какие-то военные материалы наподобие бактериологического оружия.

Английский доктор Стэнхаусли, участвовавший в борьбе с эпидемией на КВЖД, отмечал бессилие сывороток, долгое время доказывавших свою эффективность, и странный характер распространения болезни. Стэнхаусли уверял, что «русские врачи знали об эпидемии больше всех остальных». Если вспомнить подозрения английской разведки, все становится на свои места.

Скорее всего, три крупнейшие в военном и научном отношении страны - Россия, Англия и Германия - вступили в «гонку бактериологических вооружений», пытаясь поставить на службу армии опасные биоматериалы. И, видимо, в России эта задача была решена быстрее и успешнее конкурентов.

Икота как избавиться быстроРазморозить пластиковые трубыГде хранятся настройки opera
Вверх