Царевна Софья, Пётр и регентство

Вниз

Support


Царевна Софья, Пётр и регентство
Царевна Софья вошла в русскую историю как злодейка, мечтавшая отобрать престол у юного Петра Алексеевича и перекрыть дорогу назревшим реформам. В первом она действительно грешна, во втором - не очень.

Девица из терема


Неожиданное восхождение к власти царевны Софьи было предопределено как удачным стечением обстоятельств, так и ее личными достоинствами. Уклад жизни женщины в допетровской Руси определялся правилами «Домостроя», суть которых сводилась к безусловному повиновению воле мужа. Едва ли не тяжелее всего, как это ни парадоксально, приходилось царевнам.

Высокое происхождение не позволяло подобрать им достойных женихов из среды соотечественников, а иностранные принцы отметались по причине различия в вероисповедании. В юности несчастные царевны по возможности ограждались от дворцовых соблазнов, в зрелости отправлялись в монастырь, а в пожилом возрасте, не видя для себя других жизненных перспектив, постригались в монахини.

Подобная участь ожидала и шестерых дочерей царя Алексея Михайловича Тишайшего. Однако события сложились так, что у них появился шанс на нечто большее. Сначала в 1676 году скончался отец, и на престол вступил его сын и их брат - Федор Алексеевич. Уже в силу небольшой разницы в возрасте он не научился командовать собственными сестрицами, а лица из его окружения боялись конфликтовать со столь высокопоставленными особами.

В результате каждая из царевен начала строить судьбу самостоятельно. Пятеро подобрали себе любовников, обзавелись собственными маленькими дворами и жили в свое удовольствие, никому особенно не мешая. И только Софья начала заниматься государственными делами.

Два претендента на престол


Ее вхождение во власть было почти незаметным. Под видом заботливой нежной сестры она присутствовала на совещаниях, собиравшихся у постели страдавшего от водянки Федора Алексеевича, затем начинала вносить собственные предложения по обсуждаемым вопросам и, наконец, по мере того, как здоровье царя ухудшалось, принимала решения от его имени.

Но вот в январе 1682 года Федор Алексеевич скончался, и сразу же выяснилось, насколько непрочны позиции Софьи. По праву наследования престол должен был достаться ее брату Ивану, но он считался «слабым разумом». Следующим по очередности был девятилетний Петр, матерью которого являлась вторая жена Алексея Михайловича - Наталья Кирилловна, урожденная Нарышкина.

Все прочие дети (за исключением царевны Натальи) появились на свет от первого брака Тишайшего - с Марией Ильиничной Милославской. И, разумеется, Петр их не устраивал. Однако этого мальчика поддерживала не только его мать и ее родственники - Нарышкины, но и глава церкви - патриарх Иоаким, а также боярская группировка в лице Долгоруких, Голицыных, Ромодановских, Черкасских, Матвеевых, Одоевских, Шереметевых. Действовали они оперативно.

Незадолго до смерти царя Федора в Москву на Земский собор начали собирать представителей от всех свободных сословий. Тех делегатов, которые уже прибыли в столицу, срочно собрали на Красной площади и, предварительно обработав, убедили проголосовать за Петра. И тогда Софья занялась подготовкой военного переворота.

Стрелецкий бунт


Софья пообещала стрельцам повышение жалованья и множество льгот по службе, если они приведут ее к власти. Свои дальнейшие действия стрельцы оправдывали не собственными корыстными интересами, а борьбой за справедливость.

Сначала были распущены слухи, будто брат Натальи Кирилловны - Иван Нарышкин - садился в царском наряде на трон, примеривал корону и заявлял, что она подходит ему более, чем кому-либо другому.

Спустя несколько дней, 15 мая 1682 года, стрельцам сообщили, что Нарышкины задушили царевича Ивана. Когда орава вооруженных людей ворвалась в Кремль, бояре вывели «убиенного» на крыльцо, и он начал говорить, что «никто не думал его изводить, ни на кого не имеет злобы и ни на кого не жалуется». Но уговорить стрельцов не получилось: «Пусть молодой царь отдаст корону старшему брату! Выдайте нам всех изменников! Выдайте нам Нарышкиных; мы весь их корень истребим! Царица Наталья пусть идет в монастырь!»

Большинство бояр бросились бежать. Артамона Матвеева, Афанасия Нарышкина, отца и сына Григория и Андрея Ромодановских, Юрия Долгорукова подняли на копья. Молодого стольника Федора Салтыкова убили по ошибке, приняв его за ненавистного Ивана Нарышкина, а разобравшись, отослали труп отцу с извинениями.

Руководившего Стрелецким приказом дьяка Ларионова разрубили на части. Затем в доме у него нашли «заморскую редкость» - каракатицу - и заявили, что «этой змеей он отравил царя Федора».

Следующие три дня погром продолжался уже в царских палатах. Погибли несколько близких к вдовствующей царице лиц. Чтобы усмирить волнения, к стрельцам выслали ненавистного им Ивана Нарышкина. Догадываясь, что его ожидает, он причастился, соборовался и взял в руки икону. Но даже Богоматерь не спасла от расправы. Боярина подвергли жестоким пыткам и вздели на копья.

Нетрудно представить, какое впечатление эти ужасы произвели на власть предержащих. И здесь в роли «ангела-спасителя» появилась царевна Софья. Она смогла умиротворить стрельцов, выплатив им своего рода откупные-премиальные и переименовав в «надворную пехоту». На Красной площади был установлен памятный столп с высеченным на нем рассказом о том, как стрельцы спасали Россию.

«Надворная пехота», в свою очередь, представила две челобитные, более смахивающие на ультиматумы. В первой из них предлагалось посадить на трон сразу двух царей -Петра и Ивана, а во второй -высказывалась мысль, что «за малолетством государей» регентшей при них должна стать Софья.

Казнь Хованского


Чтобы закрепить достигнутый успех, царевне предстояло утихомирить Москву и бывших союзников - стрельцов. В недавних бунтах активное участие принимали раскольники, влияние которых на стрельцов было довольно значительным. Имелись у староверов и свои духовные лидеры, настаивавшие на том, чтобы представители официальной церкви вступили с ними в публичную дискуссию по религиозным вопросам.

Такая дискуссия действительно состоялась 5 июля 1682 года, хотя прошла она не на Красной площади, а в Грановитой палате. Народ туда, естественно, не пустили, зато присутствовали царственные особы.

Победу Софья присудила епископам официальной церкви. Лидера раскольников Никиту Пустосвята казнили, а его единомышленников подвергли различным наказаниям.

Следующий удар Софья нанесла по стрельцам и их лидеру князю Ивану Хованскому. В поступившем на него анонимном доносе говорилось, что Хованский собирается убить обоих царей, Софью, Наталью Кирилловну, патриарха и всех высших иереев, восстановить «старую веру» и постричь в монахини всех царевен, за исключением какой-нибудь одной, которая выйдет замуж за его сына Андрея, положив тем самым начало новой царствующей династии.

Чувствуя себя в Москве не очень уверенно, Софья переехала в монастырь Саввы Сторожевского, куда начали стягиваться верные ей части. Поняв, что заговор провалился, Хованский решил принести «повинную голову» и заодно рассказать боярам, «кто был настоящий заводчик бунта стрелецкого».

Поскольку в дни бунта погибли представители многих аристократических семейств, Софье не хотелось, чтобы их родственники узнали о ее подлинной роли в этих событиях. Так что пуститься в откровения Хованскому не дали. Вместе с сыном он был обезглавлен без суда и следствия.

Регентша Софья


Иностранные мемуаристы описывали Софью как женщину со строгим, проницательным взглядом, отнюдь не красавицу, довольно тучную, что, впрочем, «считается на Москве большим достоинством».

Главными сподвижниками регентши стали Василий Голицын и новый руководитель Стрелецкого приказа Федор Шакловитый. Но если Шакловитый являлся лишь добросовестным исполнителем, то князь Голицын был самым близким к царевне человеком. Сочетаться с ним законным браком мешало наличие у фаворита семьи и царственное происхождение самой Софьи.

Голицын был прекрасно образованным человеком, его дом был обставлен в европейском стиле - зеркала, картины, часы, географические карты. Сам он порой щеголял в западном платье. И он, и Софья понимали, что Россия нуждается в доступе к морям, но от претензий на Балтийское побережье решили воздержаться, чтобы не вступать в конфликт с Польшей и Швецией.

С Польшей в 1682 году был заключен Вечный мир, по которому Россия закрепляла за собой Киев и Левобережную Украину, но отказывалась от Украины Правобережной. Следующим шагом стал союз с Речью Посполитой, Австрией и Венецией для совместной борьбы против Турции и крымского хана. Призом должен был стать выход к Черному морю. Между прочим, Петр I начинал свою внешнюю политику точно так же.

В 1687 году, возглавив 100-тысячное войско, Голицын предпринял поход против Крыма, но с полпути был вынужден повернуть назад. Степь оказалась выжженной на огромном пространстве, и лошади падали от бескормицы.

Во время следующего похода Голицын дошел до Перекопа. Прорвать вражескую оборону не получилось, в войске начались голод, болезни. Снова несолоно хлебавши пришлось возвращаться обратно.

Софья решила преподнести эту кампанию как выдающуюся победу. В июле 1689 года в столице прошли официальные торжества, а самого Голицына осыпали многочисленными наградами.

Петр бросает вызов


Старший из братьев-соправителей - Иван V, даже достигнув совершеннолетия, не пытался участвовать в управлении. А Петру I в 1689 году исполнилось семнадцать лет, и он женился. Теперь у Софьи не имелось формальных оснований выступать в роли регентши. Но расставаться с властью царевна не собиралась.

Вечером 7 августа Шакловитый расставил в Кремле надежные караулы и принялся уговаривать стрельцов убить «старую медведицу» (Наталью Кирилловну), а «если сын начнет заступаться за мать, то и ему спускать нечего». Однако двое из часовых сумели подать Петру весточку о нависшей над ним угрозе.

Петр в данном случае поступил так же, как и Софья во время борьбы с Хованским, - укрылся в монастыре. Правда, не в монастыре Саввы Сторожевского, а в самой известной православной обители - Троице-Сергиевой лавре.

В следующие три недели в стране фактически существовало двоевластие. Софья сидела в Кремле, Петр - в Троице, а между двумя этими резиденциями сверкали грозовые разряды указов и манифестов.

29 августа Софья сделала шаг к примирению: поехала со свитой в лавру, но по дороге ее встретил посланный Петром боярин Троекуров и потребовал ехать обратно, иначе с ней «поступят нечестно».

Время неуклонно работало на Петра: каждый день к нему прибывали все новые бояре, архиереи, служилые люди. 6 сентября у ворот лавры появился Василий Голицын с несколькими сподвижниками, но их в монастырь не пустили, велели дожидаться решения на улице. А еще через сутки стрельцы приволокли скрученного Шакловитого. Ему и еще двум полковникам отрубили головы, после чего за Софьей уже не осталось никакой военной силы.

Инокиня Сусанна


С братом она больше не встретилась. Еще до своего триумфального возвращения в Москву Петр приказал Софье отправиться в Новодевичий монастырь. Здесь ей выделили просторные апартаменты, разрешили держать при себе кормилицу, двух казначеев и девять служанок.

Но в 1698 году все резко изменилось. Возвращавшиеся с южной границы четыре стрелецких войска подняли восстание и были разбиты верными правительству частями. Петр узнал об этих событиях во время путешествия по Европе. Спешно вернувшись в Россию, он пришел к выводу, что за спиной мятежников стояла Софья. Кто-то из обвиняемых показал, будто царевна прислала им письмо через некую нищенку. Однако ни письма, ни тех, кто его читал, ни самой нищенки не сыскали.

Последовавшая затем расправа стала беспрецедентной в истории Московского царства. 10 октября у стен Москвы были повешены две сотни осужденных, в последующие двенадцать дней колесовали и обезглавили еще семь сотен, причем в роли палачей выступали ближайшие сподвижники государя. И, наконец, 195 человек повесили возле Новодевичьего монастыря, прямо под окнами царевны Софьи.

Петр I по-прежнему видел в ней опасную соперницу. Но он не мог поднять руку на сестру, пускай даже и сводную. А навсегда перекрыть ей дорогу к престолу можно было только одним способом - пострижением в монахини.

Так вместо царевны Софьи появилась инокиня Сусанна. В тишине и забвении, под строгим надзором она прожила до 1704 года. Ее смерть осталась почти незамеченной современниками. Страна была занята Северной войной и петровскими реформами.

Планы реформ


Семилетнее правление Софьи было насыщенным. Россия интегрировалась в Европу экономическими и дипломатическими методами, позиционируя себя как сильный союзник в борьбе с османской угрозой. И царевна, и ее фаворит не спешили с заимствованиями, но внимательно изучали западный опыт. Обученные на европейский манер полки «нового строя» росли численно, выходцы из Германии, Англии, Голландии, Франции все в большем количестве приезжали в Москву. Не случайно именно при Софье Немецкая слобода - Кукуй - стала целым городом внутри Первопрестольной.

Голицын окружил себя людьми незнатными, но способными. Он разработал обширный план реформ, который касался и военного дела, и сословного устройства государства, и просвещения. Голицын хотел, чтобы дворянство ездило учиться за границу, и добился права посылать дворянских отпрысков в польские школы. Князь думал даже об освобождении крепостных крестьян - мысль, которая еще долго никому не придет в голову. Историк Василий Ключевский не зря называл Голицына «ближайшим предшественником» Петра I и считал, что князь «мог бы быть хорошим его сотрудником, если не лучшим». Голицыну просто не хватило времени для претворения в жизнь своих замыслов. Ведь и Петр I не сразу взялся за серьезные преобразования.

В общем, в случае победы Софья, скорее всего, осуществила бы те же реформы, что и Петр I, но только с меньшими потрясениями. Другой вопрос: имелся ли у нее шанс на победу? Ведь подданные считали, что престол может принадлежать только мужчине.

И все же след, оставленный царевной, оказался глубже, чем кажется. Россия увидела, что женщина может править не хуже мужчины. Во всяком случае людям, пережившим еще и петровское царствование, годы ее регентства должны были представляться периодом тишины и спокойствия.

Испытав на своей шее тяжелую мужскую руку Петра, страна с готовностью приняла императриц - Екатерину I, Анну Иоанновну, Елизавету Петровну, Екатерину II. И восемнадцатое столетие стало поистине женским веком.

- 17 сентября 1657 года: в семье Алексея Михайловича и Марии Милославской рождается дочь Софья;
- 15 мая 1682 года: Первый стрелецкий бунт;
- 29 мая 1682 года: Софья становится регентшей;
- 17 сентября 1682 года: казнь Ивана Хованского;
- 1685 год: принятие серии законов против старообрядцев;
- 26 апреля 1686 года: Вечный мир с Польшей;
- 1687 год: Первый Крымский поход Василия Голицына;
- Февраль - май 1689 года: Второй Крымский поход;
- 27 августа 1689 года: Неочинский мир с Китаем;
- Сентябрь 1689 года: переход власти к Петру I;
- Июнь - август 1698 года: стрелецкий мятеж и пострижение Софьи в монахини;
- 3 июля 1704 года: смерть инокини Сусанны (Софьи).

Мозговые машиныКак вывести постельных клопов в домашних условияхСамые морские обитатели
Вверх